Ангелы здесь больше не живут

С 20-летней Женей судьба свела меня совершенно случайно: обе состоим в одних и тех же группах в социальных сетях, периодически перебрасываем друг другу ироничные картинки на злобу дня. На форуме, посвященном проблемам детей, переживших сексуальное насилие, тоже оказались одновременно. И совершенно неожиданно для меня и остальных виртуальных собеседников Женя призналась: “Я — одна из них. Мне было 10, когда мамин новый муж впервые заставил меня сделать это…”


Мы договорились встретиться с ней в сквере недалеко от моего дома под предлогом совместного выгула собак. Но, разумеется, говорили не только о четвероногих любимцах. Худенькая девчонка — на вид ей не больше пятнадцати — терпеливо и совсем без эмоций (их и без того хватило за всю ее пока недолгую жизнь!) отвечала на мои вопросы. А я пыталась понять, как эти дети живут после ада? Новостные заметки в сетевых СМИ и более подробные публикации в газетах обычно заканчиваются строками о приговоре суда.

— Конечно, прошлое не отпускает. Такое нельзя забыть. Я очень одинока, нет подруг, из родни сейчас общаюсь только с папой и мачехой. Боюсь чужих людей. Может, это пройдет когда-нибудь. Но пока общий язык удается находить только с моей дворняжкой Чуней… Что рассказать о тех годах? Мама развелась с отцом, когда мне было всего пять лет, и пока в нашей с ней жизни не появился дядя Сережа, все было прекрасно… Да, не удивляйся, я до сих пор называю его “дядей”. Он долго сидел в колонии, но уже, наверное, вышел. Однажды прислал письмо, просил простить. Я верю, что когда-нибудь смогу. Но не сейчас. Пока меня преследует кошмар: вдруг он захочет меня увидеть?..

Женя уверяет: в десять лет она выглядела старше года на три, ребята из старших классов заглядывались на красивую, “спелую” тинейджерку. Подружки шутили: “Ты, Женька, смотри, хоть школу успей окончить до замужества!”

— Мама привела в дом нового мужа, красивого, доброго дядьку. Через три месяца уже ходила беременная. Я не особо сильно хотела братика или сестричку, но когда узнала, что с ребенком не сложилось, переживала. К тому же у мамы начались осложнения после выкидыша, она долго лежала в больнице. Мы с дядей Сережей жили одни. Тогда все и случилось. Просто однажды ночью он вошел в мою комнату, долго сидел на кровати, успокаивал меня, говорил, что мама скоро поправится. Никакой угрозы с его стороны я не чувствовала. Наоборот, он казался мне тогда единственным родным человеком, который находится рядом. Я сама попросила его остаться ночевать со мной. И уснула. Проснулась от того, что он лежит сверху и рукой зажимает мне рот…

Современные дети слишком хорошо осведомлены о том, что такое секс. И Женя тогда сразу поняла что произошло. Но признаться подружкам или любимой учительнице побоялась.

— Мне было стыдно. Вот почему не ему, а мне? Даже от психолога потом услышала, что у наших женщин какой-то сформировавшийся комплекс вины за изнасилование. Нас долгие годы дрессировали: если тебя принудили к сексу — сама виновата, значит, так себя вела. Мама говорила мне тоже что-то в этом духе, только не употребляя слова, которые, как она считала, девочкам в десять лет знать не положено. И я винила себя за то, что позволил себе мой отчим… Мама вернулась через две недели. И самое ужасное — ничего не заметила! Да, проблемы со здоровьем, я все понимаю. Боль от потери ребенка. Но я ведь была жива! У меня в школе сплошные “косяки” пошли, я часто плакала, скандалила в классе, не могла сидеть за одним столом с “родителями”. И только ловила на себе его умоляющий взгляд: “Молчи! Молчи! Прошу, молчи!..” Я и молчала полгода. Пока это не произошло снова. Дядя Сережа с мамой тогда постоянно ссорились, даже разводиться хотели. И однажды она не вернулась с работы домой ночевать. А он напился и опять пришел в мою комнату… Такой вроде бы ласковый, с конфетами. Одной рукой гладит по голове, а другой стягивает с меня детскую пижамку. Вот после этого я решилась все рассказать маме. Боже, что тут началось! Она кричала на меня, что я бессовестная лгунья, что разрушаю ее личное счастье. Я еще подумала, о каком счастье речь? Ведь они же постоянно готовы в драку кинуться? Видела страх в ее глазах, но не понимала, чего она-то боится. Потом, годы спустя, я узнала: мама тогда завела роман с очень приличным мужчиной при хорошей должности. Она дико испугалась, что, если такое выплывет наружу, он не захочет мараться в чужой грязи…

В результате отчим безнаказанно насиловал меня в течение трех лет. Самых жутких лет в моей жизни. А мама? Мама была вся в амурах. Но тот мужчина в итоге ее бросил…

Рассказывать о том, как произошло разоблачение “дяди Сережи” и куда подевалась мать девочки, Женя отказывается категорически. Говорит, слишком больно вспоминать. Я знаю только, что после всех тех событий родной отец забрал дочь в свою новую семью.

— Иногда просматриваю свои детские фотографии. Такая хорошенькая была на них. Сейчас вообще плюю на свою внешность.

Не хочу ни краситься, ни надевать юбки или платья. Хожу в бесформенных джинсах, куртке. Нет желания хоть как-то привлекать к себе внимание. Я сторонюсь всех мужчин — и ровесников, и тех, кто постарше. Какой парень, ты что? Противно! Противно даже просто стоять рядом с ребятами. Даже с папой первые годы не получалось нормально общаться. А когда он однажды ночью зашел ко мне в комнату успокоить, потому что услышал, как я плачу, у меня началась истерика. Говорят, нужны время и работа над собой. Но я вообще не представляю, что когда-нибудь выйду замуж и у меня будут дети…

Педофилия — расстройство, которое формируется с ранних лет. Человек с такого рода девиацией уже в подростковом возрасте начинает приставать к детям гораздо младше себя. Более 40% начинают это делать, не достигнув 15 лет, а большинство — в возрасте до 20 лет. Для установления диагноза не имеет значения, на собственных или на чужих детей обращен сексуальный интерес. Подавляющее большинство педофилов в мире — около 94% — мужчины

— Мы привыкли считать, что такие страшные вещи, как унижение, сексуальное насилие, жестокое обращение, могут случиться с ребенком только на улице и исходят со стороны незнакомых дядь или теть, — говорит психолог Наталья Чепорнюк. — Поэтому всячески стараемся оградить ребенка от чужих и постоянно наставляем: “Не разговаривай с незнакомыми!”, “Не знакомься ни с кем на улице!”, “Не соглашайся никуда идти с чужими людьми!..”. Но по факту, увы, ситуация вовсе не однозначна: согласно проведенным исследованиям, чаще всего дети подвергаются насилию со стороны родственников или людей, вхожих в дом, друзей семьи.

— Сложно советовать что-то матерям, которые по тем или иным причинам предпочитают не замечать трагедию, происходящую у них на глазах, бесполезно и укорять таких женщин, — считает семейный консультант Анна Неглинная. — Но хочется обратиться к родственникам, на которых после пережитого кошмара ложится забота о пострадавших детях: не пытайтесь справиться с проблемой самостоятельно, обращайтесь за помощью к психологам и сексологам. Иначе это может быть чревато нагромождением новых напастей: большинство девочек, переживших насилие, психологически отказываются взрослеть и стараются обрубить на корню все признаки половозрелости. Из банального страха вновь стать объектом сексуального внимания со стороны мужчины. Чем это может грозить в будущем? К примеру, сознательным “девством”: девочки могут долгие годы, если не всю жизнь, отвергать даже мысль об отношениях с противоположным полом.

К СВЕДЕНИЮ

Только в течение прошлого года 113 детей в Беларуси пострадали от насильственных действий сексуального характера. Не так давно было возбуждено уголовное дело в отношении жителя Могилева 1982 года рождения. По данным милиции, он регулярно насиловал собственную дочь в течение двух лет. Когда это началось, девочке было всего восемь. Тем не менее родные отцы в меньшей степени уличаются в подобных преступлениях, утверждает начальник управления профилактики главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД Олег Каразей. Как правило, чаще всего совращают детей отчимы и сожители матерей.



МНЕНИЕ

Олег Химко, сексолог:

— В настоящее время педофилия является наиболее распространенной (48,8%) формой расстройства полового влечения. Также, увы, отмечается высокая рецидивность повторных сексуальных противоправных действий в отношении несовершеннолетних. Считается, что девочки в 3 раза чаще становятся жертвами сексуального насилия, однако в отношении мальчиков оно носит более тяжелые и извращенные формы. К тому же порождает больше проблем, связанных с сексуальной идентификацией.

По некоторым научным данным, количество случаев сексуального насилия над несовершеннолетними, жертвами которого являются мальчики, в последнее время значительно увеличилось.

В СССР лечение лиц, страдающих педофилией, практически не предпринималось. В западных странах было разработано множество терапий, однако их эффективность очень низка. Современные специалисты считают, что целью терапии должно быть не изменение сексуальных предпочтений пациента, а увеличение у него самоконтроля и уменьшение стрессовых ситуаций, которые могут спровоцировать всплеск полового влечения к детям. Для осуществления этих целей применяется как медикаментозная терапия, в частности, корректоры поведения и антиандрогены, так и различные психотерапевтические методики.

Иногда бывает и так: мужчины, имеющие сексуальное влечение к детям, сами обращаются в медицинские учреждения с просьбой избавить от этого порока и даже согласны принимать препараты, снижающие уровень мужских половых гормонов. К слову, назначение больших доз антиандрогенов (препаратов, угнетающих выработку тестостерона) — это и есть так называемая химическая кастрация.

Автор публикации:
Людмила КОНОПЕЛЬКО

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.