Когда нельзя пройти мимо

Банальная, казалось бы, история: какой-то пьяный незнакомец на улице цепляется к прохожим. Унижает, оскорбляет. Нарывается, в общем. Или руки крепко чешутся, или мозги совсем отключились. С таким сорокалетний бобруйчанин Иван Ольшевский и повстречался. Шел себе по улице, никого не трогал. Но тронули его: “Эй ты, дай мобилу позвонить”. Ивану сотового не жаль. Но такой он человек — не переносит хамства. Объяснил по-доброму, мол, обратитесь уважительно — дам. Один из молодчиков, судя по всему, только и ждал, что ему сделают замечание. Прорвало: поток брани, грязи, оскорблений. Пока все это касалось Ивана, тот держал себя в руках. Но стоило пьяному прохожему начать говорить гадости о Ваниной жене, как тот не выдержал, ответил обидчику. Спустя несколько минут Ивана уже везла в больницу “скорая”. После врачи будут говорить, что родился он в рубашке: 8 ударов ножом в область сердца, пробитое легкое вылезло наружу, а он выжил!





Иван — заботливый муж, домовитый хозяин. Казалось бы, его пути и пути пьяных компаний пересечься не могут. Но судьба ведь порой и абсолютно незнакомых людей лбами сталкивает. Так случилось и в тот вечер. После работы Ольшевский отправился в магазин. Выяснилось, что дома — ни молока, ни хлеба. Путь туда и обратно — каких-то 20 минут. Иван его проделывал, считай, ежедневно. Но в этот раз он едва не стал для него последним.

Следователь по особо важным делам управления Следственного комитета по Могилевской области Елена Кравченко восстанавливает картину произошедшего:

— Иван возвращался из магазина, за ним — двое. До подъезда дома Ивана — каких-нибудь 10 минут ходьбы, и все это время один из молодчиков к Ольшевскому цеплялся. Тот поначалу никак не реагировал. Понимал, пьяный человек нарочно провоцирует ссору. Его приятель в какой-то момент отлучился, побежал обратно к магазину — стрельнуть сигарет. Как выяснится позже, в магазин эта парочка ходила, поскольку душа требовала продолжения банкета. Спиртное купили, на курево денег уже не хватило. Иван был почти у своего подъезда, когда Егор Ступин начал оскорблять его жену. Видимо, это стало последней каплей. Ольшевский развернулся, чтобы ответить, и получил удар в лицо.

Приятель Егора Виктор Пузырев, завернув во двор дома, увидел уже концовку драки. Уже убегая со двора, он думал, что Егор и тот мужик просто подрались. Да и сам Иван не сразу понял, отчего все его тело вдруг пронзила резкая боль, оно перестало его слушаться и он, крепкий, спортивный мужик не смог дать сдачи какому-то “малолетке”. Может, сознание в тот момент помутилось, но после, в ходе следствия, Ольшевский описывал незнакомца Ступина как высокого — под метр девяносто — парня лет двадцати пяти. Отыскать в большом городе такого молодца без особых примет — задача не из легких. Милиция прочесывала все злачные места, все городские притоны в поисках подозрительных “хлопцев”, у одного из которых сильно разбита рука. А в это время медики боролись за жизнь Ивана Ольшевского — операция длилась около шести часов, мужчину, который при таких тяжелых травмах умудрился дойти до дома (он упал без чувств уже на пороге собственной квартиры) буквально вытащили с того света.

Елена Кравченко вспоминает:

— Оба — и нападавший, и его приятель — были в темных батниках, джинсах, на голову натянуты капюшоны, скрывающие частично лица. Иван объяснил — его обидчик явно блондин. Волос его он не видел, но определил это по тому, что у “парня не было бровей, то есть почти не видны — белые”. А вот с другими приметами Ольшевский “промахнулся”. Впрочем, как большинство потерпевших. По опыту работы знаю, между портретом описываемого ими преступника и реальным персонажем обычно сходства — от силы процентов 30. Когда Ступина задержали, выяснилось, он отнюдь не высокого роста, и ему давно уже не 25, а почти 40 лет. Просто в момент нападения он стоял на пригорке, оттого и показался Ольшевскому высоким. И освещение, вероятно, так падало, что лицо преступника молодило. Не видел Иван и ножа, которым Ступин наносил ему удары — один за другим. Зато на очной ставке сразу узнал обоих приятелей. Пузырев, осознав, что у потерпевшего к нему нет претензий, — Ольшевский помнил, “тот, высокий худощавый, в драке не участвовал, напротив, когда прибежал во двор, стал своего приятеля оттаскивать” — сходу во всем признался. Рассказал, что они со Ступиным познакомились недавно, в Москве, где оба были на заработках. Поскольку он — детдомовский и в родной Орше никто его не ждет, принял приглашение Ступина поехать к нему в гости в Бобруйск.

От одних гостей они направлялись к другим, к третьим, пятым. В общем, пьяный праздник растянулся почти на месяц. От такого обильного алкогольного возлияния у кого угодно разум может помутиться. Впрочем, судебно-психиатрическая экспертиза установила, что на момент совершения преступления Ступин был вменяем, отдавал отчет своим действиям. 

Елена Кравченко не скрывает:

— Доказать его вину было непросто. Ступин, ранее неоднократно судимый, сразу же избавился от улик: выбросил нож, тщательно смыл кровь с одежды, ботинок. Но была запись с камер видеонаблюдения, установленных на входе в магазин, подтверждающая, что Егор был в тот вечер на этой самой улице, были показания потерпевшего. Да и те, кто хорошо знает Егора, в том числе и бывшие сокамерники, подтвердили — он способен на любую подлость. 

И агрессивен: чуть что не по нем, тут же пускает в ход кулаки. Да, Ольшевский тоже не стерпел, они ударили друг друга фактически одновременно, но Иван не был зачинщиком конфликта. Потому мы и возбудили в отношении Ступина уголовное дело по статье “Покушение на убийство из хулиганских побуждений”.

По словам судьи Могилевского областного суда Михаила Мельникова, рассматривавшего это дело, Ступин получил 13 лет колонии строгого режима. И обязан выплатить в качестве морального вреда компенсацию Ивану Ольшевскому 80 миллионов рублей. Но Ступин с приговором не согласился, подал кассацию в Верховный суд. Так что последняя точка в этом деле еще не поставлена.

Но в этой истории вряд ли может быть поставлена точка. Есть вопрос, который актуален всегда: а как поступил бы каждый на месте Ольшевского? Стерпел бы оскорбления и прошел молча? Или вступился за честь близкого человека или прохожего, которого оскорбляет пьяный подонок? Есть такой старый постулат — “Лучший бой тот, который не состоялся” или “Лучший способ победить — это уклониться от боя”. Вот и психологи вторят: подобным пьяным дебоширам лучше не перечить, не умножать агрессию. Ведь человек в таком состоянии часто неадекватен, а значит, не отвечает за свои действия и может быть очень опасен. Так что надо быть умнее и попытаться уйти от конфликта в прямом и переносном смысле слова. У настоящих мужчин, впрочем, на этот счет своя точка зрения: они сами себя перестанут уважать, если не вступятся за слабого. Сделать вид, что тебя это не касается, значит, самому уподобиться этим отморозкам, превратиться в бесхребетное создание. И ведь они правы. Горько только, что порой за правоту и принципиальность приходится платить слишком дорогую цену. Та же следователь Кравченко вспомнила — несколько лет назад молодой могилевчанин вступился за подростков, которых оскорблял какой-то пенсионер. 

А старичок, разозлившись, ударил заступника ножом. Всего раз — но в сердце. Парень скончался на месте… Тех, кто его любил, может, и греет осознание, что родной им человек вел себя как настоящий мужчина. Но знай, к какому трагическому финалу приведет эта правильность, они наверняка нашли бы способ уговорить его не вступать в пререкания с тем самым безобидным с виду пенсионером. Но иногда случается ситуация, когда нельзя пройти мимо.

Olgak53@mail.ru

Автор публикации:
Ольга КИСЛЯК

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.