На море таки спокойно


До печально известных событий украинские курорты для наших семей были вроде традиционного расписания на лето. Привычка, понятность и демократичность ценника — это подкупало и в постсоветские времена. Теперь же другая история. Поездка в украинском курортном направлении ассоциируется с реальным экстримом. Прежде чем решиться, взвешиваешь все за и против, лопатишь интернет, вызваниваешь тех, у кого родственники еще там. И вопросы теперь, понятно, иные: не цены и толпы на пляже, а спокойствие, только спокойствие. Впрочем, где сейчас по-другому?

Железнодорожный состав — белорусский. Поэтому весь путь, кажущийся, однако, коротким (вечером сел, около полудня в Одессе), не покидает ощущение, что родина с тобой. И это заметно снимает напряжение. Кондиционер опять же исправно работает, не добавляя к нервам обыденной раздражительности. Музыку можно закрутить до основания, когда притомила. Процесс, в общем, управляемый. Проводница снует бесшумно по красной ковровой дорожке:

— Чай, кофе, бобруйский зефир в шоколаде, белорусская косметика…

То есть практически дома. Разве что перебивка на границу и таможню. Наши желают хорошего отдыха, украинские — того же, но с удивлением:

— Неужели на отдых? Вот и правильно. В прошлом году белорусов совсем не было. 

А тут и ночь, в которой не заметен ни Чернигов, ни Киев, ни другие станции, мелькнувшие на нашем пути параллелью. Здравствуй, значит, Одесса. Поезд удачно прибывает на первый путь. Вокзал масштабен и многолюден. Люди с табличками наперевес “Сдам квартиру у моря” благородно спешат на помощь. Но мы легких путей не ищем, поэтому на предложения “с асфальта” не откликаемся. Увы, такое нынче время. А с нами — дети. Поэтому наш курс — только за город, вон из мегаполиса, где всякое теперь может случиться. Что нащупали в интернете, то теперь и наше — всесоюзная здравница Затока, славный поселок, растянувшийся на километры вдоль моря, где никогда не бывали. Пузатый автобус из пионерского детства, мчащийся в деревню. Водитель в тельняшке. То ли он — фон к расклеенной повсюду рекламе о рыбачке Соне, торгующей пивом, то ли она — к нему. Что именно водитель здесь полный хозяин положения, нет сомнений.

— Девушка, вы как сидите? — одергивает барышню, забросившую ноги на свободное место. 

Пассажиров “строит” всю дорогу. Один слишком громко говорит по телефону. Другой не так держит бутылку с минералкой. На одной из конечных улиц города водитель вдруг тормозит и выскакивает, чтобы… сбегать домой за полотенцем. Прямо междусобойчик какой-то. Но это все родственные мелочи, сопричастность. В окошке дребезжащего автобуса, который изнутри дышит жаром, как дракон при виде Ивана-царевича, виднеются живописные старинные дома, как в кинофильмах “Одесской киностудии”, не знающие ремонта с того еще времени. И битые многолюдьем тротуары. Пестрая реклама повсюду, так кажется, что не только ради рекламы, а со смыслом из мультика “Каникулы в Простоквашино”: “От этой картины большая польза. Она дыру на обоях загораживает”. Зато ни лозунгов, ни волнующихся масс, которые ищешь глазом невольно. Но сплошь лавочки, продавцы и люди в морскую полоску. Полоска явно в тренде. По пути небольшая пробка. Ремонтируют дорогу. Водитель терпелив. Лишь бросает сквозь хитрый прищур в зеркало дальнего вида:

— Наконец-то. Потерпим. Главное, чтобы сделали.

В Затоке выходим на первой станции — Лиманская. Первая попавшаяся база отдыха с видом на море. Администратор, узнав, что мы из Беларуси, делает круглые глаза и зовет директора. Тот, появляясь, заполняет собой дверной проем:

— А в прошлом году — ни одного. Боялись, видно. Зря боялись. У нас спокойно. Передавайте от меня лично: в Одессе таки спокойно. Из какого города будете?

— Гомель. Самая граница с Украиной.

— Да что вы мне рассказываете. Семь раз был. И каждый раз ел солянку в ресторане железнодорожного вокзала. Отменная была солянка. 

— Почему была? Есть!

Нас селят в номер “у моря” со всеми удобствами. Демократично и по-пролетарски: 300 гривен сутки с трехразовым питанием (1 доллар — 23 гривны). Особый бонус — электрочайник, который здесь никому не положен. Директор появляется неожиданно и часто. Мол, как живется. Не обижают ли. Однажды рано поутру и вовсе возникает посреди пляжа, остановив возле нас свой джип. Накануне трактор всю ночь чистил берег. Так его интересовало мнение гостей из ближнего зарубежья, стало ли чище. Таки стало. После зачистки пляж пару дней напоминал площадку для посадки НЛО. Нам грезилось, что в таком чудном одиночестве (у нас неделю не было соседей слева и справа) мы пробудем еще 17 дней. 

Увы. Текущие трудности, которые переживает Украина, не затронули желания отдохнуть, оставив его цельным и самодостаточным. Да так, что за считанные дни не то что яблоку, окурку негде было упасть. Затока к радости местных жителей ожила. Рынок, открытый лишь наполовину, тоже стал наполняться содержанием. Торговки, однако, сокрушались:

— Мало людей, мало. Поэтому не все палатки работают. У нас тут в прошлом году под шумок делили собственность. Несколько баз сожгли. Кто успел прийти в себя, начал работать. А некоторые не успели. Но теперь спокойно. У нас спокойно.

Нам так часто повторяли, что в здешних местах все спокойно, что, наверное, сами начинали в это окончательно верить. Вот и дядя Гриша, который вез в Одесский дельфинарий, спешил рассказать, что город не дышит волнениями, аккуратно обходя трагические сюжеты из недавнего прошлого (к слову, здесь все обходят стороной “военную тему”):

— Ну есть, конечно, кто баламутит. Но только что назревает, люди бросают работу, закрывают свои палатки и ларьки, быстро утихомиривают смутьянов. У нас мирный город. Мы без курортников — кто? Зачем курортников пугать? 

Потому что “все спокойно”, нас, конечно, потянуло еще и в Одесский аквапарк. А потом и на 7-й километр. Быть под Одессой и не съездить на “Привоз”?! Шутите. Экскурсовод, а экскурсии здесь есть по всем поводам, нас напутствовала:

— Только на “Привозе” никому не говорите, что вы иностранцы, иначе вам не скинут.

Мы маскировались. И нам многое удалось. Опять же убедительное спокойствие (разве что над берегом то и дело пролетал пограничный вертолет) забросило в ближайший центр виноделия. Обыденной проселочной улицей въехали в мини-”Швейцарию”, отдельное государство в центре села, где все в плиточке, газончиках, стекле. Мы явились аккурат к открытию. Но у массивных ворот уже топталась добрая кучка народа. Полагаете, люди рвались на дегустацию? Ничуть. Единицы в итоге отправились вкушать. Остальным было просто интересно. И это “интересно” было реально. Хотя все на мелочах, на грамотных подробностях. 

И  старинная крепость неподалеку в городке Белгород-Днестровский восхитила своей ирреальностью. Стоит себе в руинах и выжженной траве. Везде таблички: “Опасно”. Но вот же народ течет рекой. Можно примерить рыцарские доспехи, сразиться по ходу, пострелять из лука. Занять себя между делом и денежку отдать местным предприимчивым людям. И не жалко было отдать. Конечно, очень хотелось еще в Одессу, чтобы по всем местам и закоулкам, какими известна и впечатляюща. Но не рискнули, пока не рискнули.

На вокзал в Одессу нас вновь везет дядя Гриша. Не нас одних. Семью из Ивано-Франковской области тоже. Разговорились. Когда узнали, что мы из Беларуси, встрепенулись:

— Так с нами тоже белорусы жили. Точнее, украинцы, которые из Донецка переехали в Беларусь. Много хорошего о вашей стране рассказывали.

Автор публикации:
Виолетта ДРАЛЮК

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.