Расшифруй свой код

В Год культуры Институт социологии Национальной академии наук задался целью провести масштабное исследование по выявлению цивилизационного или культурного кода общества. Что же это за феномен и почему так важно его изучать? Об этом и не только нам рассказал директор Института социологии профессор Игорь Котляров.

Социология, как правило, не занимается прогнозами. Однако недавно мы впервые на постсоветском пространстве провели фундаментальное прогностическое исследование “Беларусь-2030”. Социологи спросили людей, какой бы они хотели видеть свою страну через 15—20 лет и что они должны для этого сделать. Так на свет появилась книга “Беларусь на пути в будущее”. Выводы получились интересные. Почти три четверти наших сограждан с оптимизмом смотрят в будущее и уверены, что в 2030 году наша страна будет сильным независимым государством с благоприятной природной средой, развитой наукой, образованием, медициной. Подавляющее большинство респондентов видит Беларусь-2030 государством справедливости, законности, правопорядка и ответственности.

Вместе с тем есть один любопытный момент, на который прежде никто не обращал внимания. В обществе очень высок индекс общественных ожиданий. Он, конечно, зависит от многих факторов: образования респондента, места жительства, работы. Но каждая нация и государство имеют еще и свои исторические, национальные и социокультурные ценности и особенности. Так мы вышли на идею выявления и изучения цивилизационно-культурного кода белорусского общества, чем и займемся в этом году.



— Что же это за феномен и зачем его надо изучать?

— Поясню на примере. В середине прошлого века, когда африканские государства одно за другим получали независимость, им прочили большое будущее. Говорили, что Африка будет одним из богатейших континентов. Но давайте сравним две страны: Гану и Южную Корею. В 1960-е годы это были государства с примерно одинаковыми экономическими показателями, с одним и тем же стартовым капиталом. А что сегодня? Почему одни превратились в “азиатского тигра”, а другие плетутся в хвосте? На мой взгляд, причины отсталости и процветания стран необходимо искать в культурно-цивилизационных различиях общества. В широком понимании культурный код — это ключ к пониманию той или иной культуры, некие уникальные особенности, качества, доставшиеся народам от предков.

— То есть не зря, видимо, писал Тютчев о загадочной русской душе: “Умом Россию не понять, аршином общим не измерить”. Мы всегда удивляемся тому, что западные европейцы более законопослушны, нежели славянские народы. Там никому не придет в голову, например, выбросить мусор из окна или включить дрель в одиннадцать вечера. Оказывается, все дело не только в воспитании, но и в особенностях менталитета, сознания…

— Это намного более значимый аспект, чем кажется на первый взгляд. Традиционные национальные ценности — это то, на чем держится любое общество. Если “теряется” культурный код, то разрушается государство и сама нация. И наоборот, сохранение и культивирование исторических традиций, духовных и социальных скреп всегда во благо государству и помогает задействовать неэкономические факторы решения экономических проблем.

— Как я понял, каждое общество развивается по своим законам. Но этот процесс можно ускорить, если расшифровать основные составляющие культурного кода нации. В некоторой степени это похоже на расшифровку биологического генома человека, что позволяет корректировать развитие личности, бороться с болезнями на генном уровне. Но как распознать культурный код нации и умело использовать его?  

— Сами респонденты отмечают, что белорусов отличает наличие таких качеств, как дисциплинированность, самоуважение, справедливость, стремление к профессиональному развитию, толерантность, бережливость, инновационность. Это солидный потенциал, который надо укреплять и который должен работать на развитие общества.

Есть ли какие-то механизмы, социальные институты, помогающие формировать определенные ценности? Можно начать с образования. Исследования показывают, что наши люди любят учиться, постоянно познавать что-то новое и не считают это зазорным. Помните старую пословицу “Век живи — век учись”. И хотя наше образование постоянно критикуют, на деле оказывается, что и студенты, и родители, и работодатели в целом довольны его качеством.

Традиционные национальные ценности — это то, на чем держится любое общество. Если “теряется” культурный код, то разрушается государство и сама нация

Есть, конечно, проблемы: низкая зарплата, отсутствие мотивации, престижа труда педработника. Устранение этих препятствий поднимет образование на более высокую ступень.

Внушительной объединяющей силой могут стать победы наших спортсменов. Вспомните чувство гордости, которое вызывало у нас проведение чемпионата мира по хоккею в Минске. Вся страна говорила об этом. Но мы крайне недостаточно пропагандируем победы наших чемпионов. В прошлом году, к примеру, белорусская легкоатлетка Марина Арзамасова завоевала первую в суверенной истории страны золотую медаль в беговых видах на чемпионатах мира. Только вдумайтесь: на планете живет семь миллиардов человек, а белорусская девушка бегает быстрее всех в мире. Разве это не повод для гордости и сплочения общества? Но все ли сделали наши спортивные функционеры и СМИ, чтобы чемпионку узнавала в лицо вся страна?

— Важнейшей ценностью в белорусском обществе всегда была большая семья. Почему же сегодня женщины не хотят рожать? Как вернуть культ многодетной семьи? Или потребительство, жажда наживы, стремление к удовольствию настолько укоренились в социуме, что институт семьи как ценность утратил былую значимость?    

— Я скажу, наверное, не очень популярную вещь, но стремление к богатству, наживе, как вы сказали, само по себе не так уж и плохо. Каждый из нас хочет сделать свою жизнь лучше, и это понятно. Другое дело, когда эксперты и журналисты главным препятствием в решении демографической проблемы называют недостаток материальных благ. Мол, если каждой семье дать по 4-комнатной квартире и зарплату 1000 долларов, тогда у них обязательно будет по четверо-пятеро детей. Наши исследования показывают, что количество квадратных метров в собственности далеко не определяющий фактор повышения рождаемости. В обществе, и прежде всего среди молодежи, надо менять отношение к большой семье, к детям. Сегодня женщину с маленьким ребенком, а тем более с двумя-тремя детьми не особо приветствуют работодатели, считают ее чуть ли не обузой, которая будет бесконечно отпрашиваться с работы, ходить на больничные и так далее. Необходимо добиться того, чтобы женщина с тремя и более детьми была уважаема всюду, и подкреплять это конкретными мерами поддержки на законодательном уровне.

К счастью, у нас не все еще потеряно в этом плане. Беларусь едва ли не единственная страна в Европе, которая открыто выступает против однополых браков. Но многое надо восстанавливать, многому учиться у других. Я недавно был в Казахстане, там до сих пор сохранилась традиция знать своих предков до седьмого колена, а первого ребенка отдавать на воспитание дедушке с бабушкой. Преемственность поколений, взаимопомощь и взаимовыручка — еще один стимул для создания большой семьи.

— Когда глядишь на то, что сегодня происходит на планете — упадок морали, нетерпимость к людям другой веры, распространение насилия, ставшего элементом политической культуры, кризис мультикультурализма, наплыв мигрантов и угроза Шенгену, однополые браки, всевозможные гей-парады, — складывается ощущение, что мир и впрямь сошел с ума. Означает ли это, что либеральный капитализм ведет общество в тупик и будущее за возрождением левого движения? И как нам вести себя в этой ситуации?

— Противоречия в мире только нарастают, и хуже всего то, что под мощным напором современной техногенной цивилизации человек все чаще ощущает себя дезориентированным в социальном пространстве. С уничтожением в СССР Компартии ослабли и были ликвидированы многие левые партии в других странах. Левое движение, основанное на приоритете социального равенства и справедливости, оказалось дискредитировано. В итоге в США и многих странах Западной Европы, например, резко сократилась численность среднего класса в классическом его понимании. По результатам разных исследований, разрыв между богатыми и бедными увеличивается. Почти половина американцев не имеет никаких сбережений и тратит больше, чем зарабатывает. А ведь именно средний класс всегда был опорой государства и основой политической стабильности.

Той частной собственности, о которой писали классики марксизма, тоже нет. Все чаще политическими процессами в мире управляют крупные финансовые и промышленные корпорации. Как можно решать социальные проблемы, когда человек, у которого условно 10 тысяч акций, имеет 10 тысяч голосов, а тот, у кого две акции, — всего два голоса? Накопилось огромное количество проблем, на которые пока нет ответа у нынешних либералов. Неудивительно, что все больше политиков и экспертов начинают с любопытством рассматривать опыт тех стран, где эти проблемы решаются.

Сейчас задача нашего государства в том, чтобы противостоять навязыванию псевдокультурных ценностей, не допустить разрушения человеческого в человеке. В этом смысле нам повезло с государственной властью, которая уверенно противостоит разрушительным влияниям извне. С точки зрения безопасности мы всегда брали пример со Скандинавских стран. А сейчас у нас ситуация даже спокойнее. За эти два десятилетия в Беларуси не пролилась ни одна капля крови в межнациональных и межконфессиональных конфликтах. Всем нам надо это ценить и задуматься о позитивном имидже страны.

В каких сферах, на ваш взгляд, Беларусь будет способна конкурировать на международном уровне  через 10—15 лет? (в % от общего числа респондентов)

Автор публикации:
Евгений КОНОНОВИЧ

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.