Приглашение на закат

В отличие от восточных народов, где жизнь в одной большой семье — это норма и нежелание досматривать старших родственников приравнивается к крайней степени неуважения, отношения между нашими стариками и их детьми или внуками зачастую далеки от идеала. И ведь не скажешь, что почтение к старости не заложено в славянские традиции. Тем не менее нельзя не признать: на каком-то этапе построения современного общества молодежь постепенно начала его утрачивать. Поэтому и неудивительно, что для многих людей, приближающихся к пенсионному возрасту, самый страшный жизненный сценарий — остаться в старости немощным и зависящим от родственников. Ведь платить долги, даже те, которые святы, не каждый любит. В чем же причина такого нелицеприятного явления?


За последние 10 лет ожидаемая продолжительность жизни жителей нашей страны увеличилась на 5,1 года. В 2015 году она составила 73,9 года: у женщин — 78,9 года, у мужчин — 68,6 года. Фото Аллы Бибиковой. 

Заберите дедушку!

В жизни минчанина Николая до того страшного дня, когда врачи обнаружили у него прогрессирующую болезнь Альцгеймера, все складывалось на белую зависть друзьям. Талантливый инженер и борец за светлые идеи коммунизма удачно женился, получил от государства трехкомнатную квартиру, вырастил двоих сыновей. Но ближе к пенсии скоропостижно умерла жена, и уже вовсю хозяйничавшие в доме невестки заговорили о размене. Вам, мол, батя, можно и в отцовской хате пожить, мы вас навещать будем. Николай не перечил — у молодежи своя жизнь, пусть сами решают. На том и сошлись.

За десять лет бывший столичный житель успел прикипеть сердцем к деревне, в которой давным-давно начиналось его детство. Да так, что и возвращаться в Минск не планировал. Но судьба распорядилась иначе: накануне семидесятилетия Николай узнал о своем диагнозе, сообщил сыновьям и попросил их срочно приехать. Общий семейный совет едва не закончился скандалом: каждый из братьев перекладывал обязанность “забрать отца и присматривать за ним” на другого. Не в восторге от грядущих перспектив были и подросшие внуки, ведь кому-то придется освобождать комнату для деда, а значит — лишиться дома личного пространства. Об элементарном уважении к старости все вдруг как-то резко забыли. Впрочем, внуки и раньше не особенно интересовались судьбой деда, не понимали и не принимали его идеалы, ценности. А тут вдруг им навязывают совместное проживание.

Глядя на то, как близкие люди готовы перегрызть друг другу глотки из нежелания выполнять свой сыновний долг, Николай расплакался. В сердцах заявил, что доживет свой недолгий уже век один. Вступилась невестка — медик по образованию. Объяснила, что уже через пару месяцев свекор может пойти за продуктами в автолавку и заблудиться. Или начисто забыть, как его зовут. После долгих и нудных споров решили: пусть батя первые три месяца живет у старшего сына, следующие три — у младшего. И так до самого конца…

— Заберите уже куда-нибудь дедушку, он воняет! — полгода спустя просила врачей скорой помощи двадцатилетняя внучка Николая. Несчастный старик, почти полностью лишившийся памяти, тихо умирал в одной из комнат добротной “брежневки”. Его не били, не морили голодом. Но, пожалуй, еще страшнее откровенных издевательств (на них все же можно было бы пожаловаться врачам или милиции) было преступное равнодушие большой и некогда счастливой семьи к его последним неделям или дням…

Расстанемся, пока хорошие

Татьяна Дмитриевна откладывать на старость начала лет за двадцать до пенсии. Благодаря чему среди родни прослыла жуткой скрягой и в целом не слишком приятным в общении человеком. Однако упрямая бабушка признает только свою правду:

— Мысль о том, что в один прекрасный момент я стану обузой для родни, была для меня невыносимой. Дело не в том, что я считаю их плохими людьми. Но, согласитесь, редко можно встретить человека, который при упоминании о пожилых родственниках, требующих ухода, не закатывал глаза к небу: “Маман, конечно, человек золотой, но как же все это сложно!” Однажды такой пассаж я услышала от племянницы, свекровь которой разбил паралич. Откровенная агрессия из уст моей Вали в адрес женщины, которая всю свою трудовую жизнь помогала сыну и невестке строить квартиру, растить внуков. И вдруг меня как холодным потом прошибло: а что если со мной случится беда? Например, откажут ноги? Или ослепну на старости лет? Неужели меня вот так же будут нелицеприятно обсуждать со знакомыми? Поэтому собирала я деньги с конкретной целью — чтобы в случае чего ни от кого не зависеть. Заболею — найму сиделку. Мне понравилась фраза из одного грузинского фильма: расстанемся, пока хорошие. Конечно, в семействе был скандал, ведь я продала квартиру своей матери, на которую “по умолчанию” рассчитывали племянники, и положила деньги на счет. Когда попыталась объяснить свою позицию родне, меня не понял никто, кроме брата. Просто у нас почему-то принято, что старшие родственники должны младшим много чего… Должны свадьбу оплатить, помочь с покупкой квартиры. Воспитание внуков — это вообще нечто само собой разумеющееся, разве не так? Бабуля, которая отказывается сидеть с подрастающим поколением, сразу же получает клеймо “эгоистки”, причем не только от молодежи, но и от сверстниц, которые мирно восседают во дворе, умильно наблюдая за тем, как малыши лепят из песка куличики. Господи, я тоже люблю детей! Но если я работала всю жизнь как лошадь, чтобы обеспечить свою семью, неужели на старости лет не заслужила пожить хоть немного для себя?

Жизнь для себя обошлась Татьяне Дмитриевне дорого, однако о потерях вроде отчуждения со стороны родни она не жалеет:

— Со временем все утряслось, сейчас племянники даже в гости приезжают. А поскольку я могу их еще и подарками хорошими побаловать, особо не “выступают”. Но семья уже не та. За время раздоров я такого наслушалась о себе от родственничков, что все иллюзии растеряла. Но это и к лучшему. Зато теперь знаю всему цену. Уверена, поступи я по-другому и положись на них в старости, сейчас очень пожалела бы об этом.

А мы теряем корни…

Почему все больше стариков утрачивает авторитет у “прогрессивной молодежи”? И почему все больше семей, вынужденных присматривать за немощным пожилым родственником, кивают на американский опыт — мол, чем плоха жизнь в доме престарелых?

Психолог Михаил Дернаковский уверен — корень нашей проблемы кроется в утрате культуры почтения предков:

— Безусловно, отношение к пожилым людям, детям и инвалидам, с одной стороны, является, пожалуй, одним из основных показателей развития общества, его цивилизованности и гуманности. С другой — конфликт поколений — психологический феномен, заложенный в человеческой природе. Причем в нашем обществе этот конфликт проходит острее по ряду причин.

Во-первых, при социализме существовали иные ценности и приоритеты. Представители старшего поколения много работали для развития общества и его расцвета. Они ни в коем разе не обесценят свою прошлую активность. И хотят, чтобы молодежь с уважением и глубоким почтением относилась к тому, что они делали, к их социалистической эпохе. Но общая идеологическая тенденция, в которой сегодня воспитывается молодежь, обесценивает значимость коммунистических идей, одновременно обесценивая жизнь и достижения своих дедов и прадедов.

Во-вторых, в нашем обществе, увы, утеряна культура почтения к предкам. Практически каждая белорусская семья имеет белые пятна в своем генеалогическом древе. А большинство его не имеет вообще. Это связано с гибелью людей вследствие войн, сталинских репрессий, коллективизации, постреволюционного голода и прочих катаклизмов. Большинство коренных американцев наизусть знают свою родословную еще до момента эмиграции в США, а это по 7—10 поколений и больше. Мы же вроде бы и гордимся своей богатой культурой, но в лучшем случае знаем что-то только о своем прадеде. А поскольку нет генеалогического древа, нет глубоко вросшего в пласт истории фамильного корня, то и мотивов относиться с уважением к старшим тоже нет.

Что же касается домов престарелых, скажу так: да, с одной стороны, эту социальную услугу, равно как и услуги сиделок, необходимо развивать, поскольку на данном этапе построения общества у нас нет возможностей выплачивать человеку, бросившему работу ради того, чтобы досматривать лежачего родственника, достойное пособие. С другой стороны, в наших домах престарелых нет соответствующих условий для содержания. И дело здесь не в недостаточности ухода за пожилыми одинокими людьми, а в условиях досуга и качестве жизни как таковой. Еще с социалистической эпохи пропагандировался отказ от всяких излишеств. Но ведь именно благодаря таким излишествам, различным мероприятиям, всяким баням, бассейнам и прочим увеселениям и создается качество жизни. У нас же это чаще всего переезд в незнакомую обстановку, к чужим людям в многоместный номер (комнату), где нужно придерживаться определенного режима и правил, а не наслаждаться свободой в присутствии близких людей. Кроме того, многое зависит от социальной активности, жизненной позиции самого пожилого человека. Например, моя мать, участник Великой Отечественной войны, практически до самой смерти изучала английский, ходила в литературный кружок, на оперу и балет, участвовала в волонтерских проектах, вязала носки и шапки для детей из детдома. Я в принципе не смог бы даже представить ее в доме для престарелых, который имеет определенный распорядок, режим и правила проживания.

Кстати

– Черкесы никогда не считались с мнением тех, кто не уважал пожилых людей. К мнению старшего следовало прислушиваться всегда и во всем. Считалось, что очень повезло той семье, где жил старый и мудрый человек, так как с его присутствием в доме всегда царили мир и взаимопонимание.

– Почитание старших — одна из наиболее характерных черт казахской культуры. Детей с самых ранних лет учат слушаться их. В народе говорят: ни один настоящий казах никогда не оставит своих близких и родственников в беде. Причем эти традиции неукоснительно соблюдаются и сейчас.

– В 1997 году в Японии были введены наклейки на машины для водителей, чей возраст превышает 75 лет. Отношение к ним на редкость внимательное. Остальные могут ждать достаточно долго, пока старик совершает маневры на дороге.

Ольга Бебенина, Людмила Конопелько

infong@sb.by

Третии возраст

У каждого из нас есть в календаре любимые дни. Плюс государственные, религиозные и профессиональные праздники, знаменательные даты. Периодически оказываются на слуху и незастольные дни, которые не празднуют, а отмечают. Среди них — Международный день пожилых людей, за ним с 1991 года Генассамблея ООН застолбила 1 октября.

Выбор даты вполне логичный — золотая осень, прощальный бал угасающей природы… Короче, осень жизни, которую, если вспомнить популярную кинопесню, как и осень года, надо благодарно принимать. Но и тут не все однозначно.


На начало 2016 года в Беларуси, по данным Белстата, проживало 1955,5 тысячи пожилых граждан (это почти каждый пятый житель страны). В городах и поселках городского типа численность населения в возрасте 60 лет и старше составляла 1360,8 тысячи человек, в сельских населенных пунктах — 594,7 тысячи человек

Маленькая девочка в троллейбусе спросила: “Бабушка, а пожилые люди — это кто?” Еще вполне цветущую женщину обескуражил, скорее, не вопрос, а обращение — похоже, психологически она пока не созрела до “бабушки”. Поэтому, слегка побагровев, громко шепнула: “Мы же договорились, что ты не будешь называть меня бабушкой на людях!” Немного подумав и не по-детски вздохнув, девочка сказала: “Хорошо, бабушка, не буду…”

Ну а в самом-то деле — кого прикажете называть пожилыми людьми? Вряд ли даже почтенные седовласые дамы поспешат причислять себя к этой возрастной категории. Некоторые и вовсе обижаются, когда им уступают место в общественном транспорте — мол, не старушка, могу и постоять. А какой-нибудь бодренький старикашка лихо запрыгнет на турник и запросто сделает на нем несколько раз “солнышко”, пока качающиеся на ветру подростки будут снимать седого гимнаста на смартфон и выкладывать “прикольное” видео в сети. Посмотрите — у многих пенсионеров сейчас не инвалидные трости, а палки для скандинавской ходьбы. Это вам не палка для селфи.

Уверен, кто-то из любопытства уже успел загуглить вопрос о возрастных рамках. Итак, по условной классификации ВОЗ 25—44 года — молодой возраст, 45—59 — средний, 60—73 — пожилой, 74—89 — старческий, 90 лет и более — долгожители. Впрочем, в последнее время в отношении пожилых людей активно укореняется другой термин — “третий возраст”. Созвучно, правда, с третьим сортом, зато в духе цифровых технологий.

Но не будем заниматься семантикой, этимологией и прочим буквоедством, как и нырять в философские дебри, рассуждения о биологическом, психологическом и прочих возрастах. Все равно в глазах тинейджеров даже 25-летние парни и девушки будут выглядеть “старичьем”, не говоря уже о тех, кто постарше. Каждому, конечно, хочется вечной молодости и весны, но се ля ви, как говорят французы, — такова жизнь.

Однако старость — не порок. Хуже, когда она приходит, а мудрость где-то заблудилась. И “пожившие уже люди” начинают ворчать на молодежь по любому поводу и без него. Увы, такой нелицеприятный “диалог поколений” у нас не редкость. В этом плане можно лишь позавидовать американцам: у них не принято навешивать друг на друга ярлыки — ни физиологические (толстый, хромоногий, недоразвитый и так далее), ни возрастные. А внукам и в голову не придет высмеивать дедушек-бабушек, “чистящих перышки” перед дискотекой.

Да, старость — не радость, с народной мудростью не поспоришь. Но это тоже период жизни, не лишенный своих ярких красок, пусть и осенних. К тому же, кроме физиологических признаков, есть еще и состояние души. Человек становится старым, когда сам себя начинает таким считать, утверждают психологи.

Другое дело — не оставлять без опеки стариков, действительно в ней нуждающихся. Они, как зеркало, — вглядитесь в их лица. Это ваше отражение спустя годы, которые, увы, проносятся со сверхзвуковой скоростью. Это и отражение вашего отношения к пожилым людям. А на зеркало неча пенять…

Виктор Куклов

kuklov@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.